Оказывается 2015 году у господина Сеитова были более свободные мысли… — Новости — Миллий тикланиш

Демократическая партия Узбекистана Миллий тикланиш

Логотип партии Логотип партии

Оказывается 2015 году у господина Сеитова были более свободные мысли…

Cтанет ли ЕврАзЭС экономическим союзом?

Азамат Сеитов

Источник polit.uz, 03.04.2012

Прошедший в Москве саммит ЕврАзЭС показал, что интеграционные процессы на практике, при всех публичных оптимистических заявлениях со стороны его участников, развиваются слабо. Прогнозировалось, что на саммите будет объявлено о ликвидации ЕврАзЭС на фоне создания Евразийского экономического союза (ЕЭС). Однако на саммите было объявлено, что всеобъемлющий договор о формировании ЕЭС может быть подписан лишь к 1 января 2015 года.

Из реальных договоренностей, достигнутых на саммите в Москве, можно отметить решение о начале работы Евразийской экономической комиссии, а также об унификации паспортного и таможенного контроля в странах Таможенного союза (для сравнения на прошлом саммите было подписано около 20 документов).

При этом главный редактор издания «ВК» А.Власов, анализируя итоги саммита, отметил, что «противоречия между тройкой игроков Таможенного союза и ЕврАзЭС вышли на новый качественный уровень, при котором большинство вопросов так и осталось вне зоны договоренностей». По мнению политолога, члена научного совета Московского центра Карнеги А.Малашенко, «на ЕврАзЭС надо смотреть как на некий кокон, из которого что-то может получиться, а Евразийский Союз – это пока что лишь двухсторонние российско-казахстанские отношения».

Одной из основных причин определенного торможения процессов евразийской экономической интеграции, ускоряемой со стороны России, является то, что остальные его участники не готовы к тому, что за экономической интеграцией последует политическая.

В этом отношении показательно высказывание Д.Медведева о том, что участники саммита «продуктивно потратили это время в дискуссиях, подчас достаточно острых, о том, как дальше продвигать интеграционные процессы». Фактически это означает, что прошедшая встреча была не саммитом принятых решений, а саммитом определения позиций на ближайшее время.

По данным газеты «Коммерсант», одним из вопросов, вызвавших разногласия на саммите, стали полномочия ЕЭП при заключении международных договоров с третьими странами. Москва считает, что это прерогатива Высшего Евразийского экономического совета, в который входят главы государств. Минск со своей стороны настаивал на том, чтобы все договоры проходили согласование на национальном уровне (с сохранением за национальными органами права вето). В ходе саммита А.Лукашенко также настаивал на том, чтобы государства-члены имели право на вето в отношении решений будущей структуры.

Астана выступила против ускорения процесса преобразования ЕврАзЭС в ЕЭС, обуславливая это нерешенностью до конца многих технических вопросов. По мнению эксперта Российского института стратегических исследований Д.Александрова, Минск заинтересован в трансформации ЕврАзЭС, так как мало связан с Киргизией и Таджикистаном. В отличие от Минска Астана стремится усилить свои связи с соседями по региону.

Другой причиной сдержанного отношения Астаны к процессам ускоренной интеграции является наличие протестных настроений в казахстанском обществе. По словам казахстанского экономиста М.Каирленова, уменьшение роста платежей по налогам, неудовлетворительные показатели негосударственного сектора, который в основном обеспечивает рабочими местами, говорят о явных признаках кризиса в Казахстане. «Интегрироваться в этих условиях значит наращивать социальную напряженность, так как при объединении самым уязвимым становится население» ; считает эксперт.

В то же время, Россия продолжит интенсивное продвижение ЕЭС в течение наступающего президентского срока В.Путина. Реализация идеи евразийского союза обуславливается В.Путиным необходимостью объединения усилий на постсоветском пространстве для укрепления российских позиций в геополитическом соревновании с США, ЕС и Китаем. По мнению казахстанского политолога, специалиста по внешней политике, Н.Кузьмина, «провозглашение Евразийского союза – это акция с очень мощным символическим ресурсом».

При этом определение 2015 года как срока окончания формирования ЕЭС, возможно, связано с уверенностью Москвы в том, что США в этот период вновь обратят свое активное внимание на Евразию, так как окончится процесс выполнения обязательств в Ираке и значительно уменьшится численность его войск в Афганистане, а также завершится волна «цветных революций» в арабских странах. Поэтому к 2015 году у Вашингтона будет в наличии как военное, так и дипломатическое внимание, которое они смогут уделить евразийскому региону. Кроме того, в этот период должны быть подготовлены к размещению американские объекты баллистической системы ПРО в Центральной Европе.

Первоочередной целью российской внешней политики в отношении евразийского союза является Украина. Как отмечает генеральный директор украинского Фонда за демократию «Сначала Люди» В.Ткачук, «Россия настаивает на вхождении Украины в Таможенный Союз в рамках создания Евразийского Союза, так как заинтересована в ее ресурсах, инфраструктуре и человеческом потенциале». Одним из основных инструментов давления на Украину будет интенсивная экономическая экспансия России и угроза торговых войн.

Данный курс России в состоянии отразиться и на других постсоветских странах. На саммите ЕврАзЭС Д.Медведев уже заявил, что государств-наблюдателей (Армения, Молдавия и Украина) уведомляют о некоторых сложностях, перед которыми они могут оказаться в случае неприсоединения к Таможенному союзу. При этом запрет Россией импорта украинского сыра было расценено как попытка надавить на Киев с целью добиться согласия на более тесную интеграцию. Активное обсуждение в российских СМИ о возможном запрете поставок сухофруктов из Азербайджана, Узбекистана и Таджикистана на самом деле является предупреждением для национальных элит этих стран о последствиях, с которыми могут столкнуться они, если не присоединятся к интеграционным процессам, возглавляемым Россией.

Не секрет, что особое место в реализации Москвой идеи ЕЭС отводится среднеазиатскому направлению. Согласно выводам аналитиков агентства «Stratfor» (США), Центральная Азия – стратегический плацдарм России. По их мнению, среднеазиатские республики «играют для России важную роль в качестве защиты от исламского мира и Азии, а также в качестве энергетических и экономических партнеров». Киргизский политолог М.Сариев считает, что «если попытки России объединить страны СНГ провалятся, тогда и сама Россия потерпит неудачу, она станет либо задворками Европы, либо сырьевым придатком Китая».

Эксперты выдвигают предположение, что ускорение со стороны Москвы и углубление интеграционных процессов связано и со стремлением обезопасить для интересов России процесс смены политических элит в среднеазиатском регионе. В частности, аналитики Stratfor пишут о том, что «цели России в Казахстане – продолжать интеграцию в центрально-азиатской стране через Единое экономическое пространство и, в конце концов, через Евразийский Союз, устроить процесс передачи власти так, чтобы результат был благоприятным для России … Уход Назарбаева с политической сцены создаст неопределенность и нестабильность – в сфере политики и безопасности – в стране».

В отчете экспертно-аналитического центра RAND (США), подготовленного при финансовой поддержке Управления военно-воздушных сил США, подчеркивается, что военно-политическое давление на страны среднеазиатского региона со стороны России вызвано ее стремлением не допустить закрепления американского военного присутствия в регионе на долговременной основе. Аналитики RAND высказывают опасение, что Россия в силу своей увеличивающейся слабости и боязни полной потери влияния, будет стремиться силой подтверждать контроль над регионом. При этом в попытке такого силового давления Москва может инициировать этнический, религиозный или территориальный конфликт в регионе.

Для проведения своего внешнеполитического курса на вовлечение постсоветских стран в свою орбиту влияния Москва может использовать наличие т.н. «болевых точек» в среднеазиатских странах. В качестве внешнего плацдарма возможно использование хронической внутренней нестабильности в Кыргызстане для распространения т.н. «управляемого хаоса» на сопредельные территории. Возможно и использование внутренних областей в среднеазиатских странах. Например, в Таджикистане к таким внутренним районам относится восточная часть страны, в частности, район долины Рашт, где, по мнению аналитиков Stratfor, правительство РТ имеет ограниченный контроль над многими частями страны.

При этом аналитики RAND считают, что если конфликт в регионе разразится, то Россия будет стремиться играть в нем ключевую роль и препятствовать участию в его разрешении внешних сил.

В целом, Москва продолжает активную внешнеполитическую деятельность по продвижению ЕЭС, которая обеспечит России не только геополитические (укрепление статуса и международного влияния), но и экономические преимущества, расширение карты инвестиционных возможностей на территории соседних стран. Однако политические амбиции Москвы не подтверждаются соответствующей технической основой, развитым и эффективно действующим Таможенным союзом, чтобы вести плодотворные переговоры по схемам мультинациональных соглашений. В настоящих же условиях формирование Евразийского экономического сообщества будет способствовать переориентации экономики его участников на Россию в ущерб их ориентации на мировую глобальную экономику.

© Copyright: Азамат Сеитов, 2015

Свидетельство о публикации №215020601114